Кризис российских исследований в США как источник внешнеполитических ошибок

Украинский кризис даст толчок развитию российских исследований в США, привлечет новых специалистов в госучреждения, и переориентирует внимание разведывательных сообществ. Однако это произойдет завтра, а решения, от качества которых зависит развитие глобальной ситуации, необходимо принимать уже сегодня. 30 Июнь 2015, 15:18
НЬЮ-ЙОРК, США. - Последний виток эскалации международной напряженности вокруг конфликта в Украине, вызывает вопросы к качеству политических решений, принимаемых в Вашингтоне. Обвинения в адрес России в крушении малазийского Боинга до сих пор не опираются на убедительные доказательства. Однако они уже стали поводом для введения новых санкций, вынудивших Москву пойти на ответные меры. Всех людей, которые в США занимаются изучением России и имеют влияние на принятие политических решений можно разделить на пять групп:
  • научное сообщество,
  • сотрудники «мозговых центров»,
  • бизнес-аналитики,
  • государственные служащие, 
  • сотрудники разведки
Каждая из этих групп испытывает проблемы в том, что касается экспертизы по России. В итоге это сказывается на американской внешней политике. Снижение качества российских исследований в США многие советологи, получившие образование и сделавшие карьеру до распада Советского Союза, связывают с сокращением внимания американского руководства к пост-советскому пространству.
«Когда враг в лице СССР был побежден, а в России, как предполагалось, вот-вот должны были развиться свободный рынок и демократия, пропала необходимость в финансировании российских и евразийских исследований»
отмечает Глава департамента российских и евразийских исследований в Джорджтаунском университете Анжела Стент. Колонка Анжелы Стент для Washington Post. 14 марта 2014 года.
Анжела Стент.   Глава департамента российских и евразийских исследований в Джорджтаунском  университете

Наиболее явным проявлением этой тенденции стала отмена в 2013 году программы Title VIII, введенной законом Рональда Рейгана в 1983 году специально для выделения средств на исследование СССР и изучение русского языка
Кроме этого, изучать Россию стало просто немодно. Стремительное экономическое развитие Китая в 1990-е и начало военных интервенций США в Афганистане и Ираке отвлекли внимание международников от России и Евразии.
Молодые американские международники называют основной проблемой российских исследований в США сокращение карьерных возможностей. За год в США появляется 1-2 позиции, на которые требуется специалист по постсоветскому пространству. Поэтому, даже имея хорошее образование, специалисты вынуждены устраиваться на работу в смежные области – СМИ, НКО и проч.
Крупные «мозговые центры» все еще сохраняют департаменты, занимающиеся постсоветским пространством. Наиболее влиятельные из них находятся в Институте Брукингса, Фонде Карнеги, Совете по международным отношениям и Центре стратегических и международных исследований. Однако в последнее время даже в этих центрах были значительно урезаны штат специалистов и бюджет программ. Более того, отмечается сокращение среднего звена специалистов и отдельных проектов, посвященных исследованию России. Для финансирования проекта по России Центр стратегических и международных исследований в 2009 году смог привлечь финансирование только от восьми компаний. Список спонсоров аналогичного проекта по Китаю в начале 2000-х был в несколько раз больше.
Низкий уровень деловой активности между Россией и США предопределяет и низкую заинтересованность в бизнес аналитике. Ситуация грозит ухудшиться ввиду начавшейся санкционной войны.
«В Российско-американском деловом совете около 700 компаний. Вроде и много. Но сколько в США компаний? Сколько из них работают в Китае? Интерес несопоставим»
Том Грэм, бывший сотрудник Совета национальной безопасности при Джордже Буше-мл Томас Грэм в интервью "Коммерсант Власть". 19 мая 2014.
Томас Грэм
 
Среди гражданских правительственных учреждений в США наибольшей экспертизой по России обладает Государственный департамент. В то время как высшие должности занимают специалисты по евразийскому пространству (Виктория Нуланд сегодня, Майкл Макфол во времена «перезагрузки», Кондолиза Райс при Джордже Буше-мл.), младшие сотрудники не обладают необходимым уровнем компетенции и не могут компенсировать недостаток знаний у своих начальников.
Ряд чиновников госдепартамента называют основной проблемой высокую ротацию кадров. За 1-2 года новички просто не успевают понять и изучить страну. При этом, специализация на конкретной стране престала быть условием работы в региональном департаменте. Приоритет в подборе кадров отдается людям с навыками менеджеров и управленцев, а не регионоведов. Это не только ослабляет знания США о специфике стран, с которыми они работают, но и снижает эффективность переговоров, в которые вовлечены американские дипломаты.
Говоря об американском дипломатическом корпусе в целом, эксперты отмечают малое количество профессиональных кадров. Нового посла США в Москве Джона Теффта Госдепартамент отозвал с заслуженного пенсионного отдыха. Другой возможный кандидат на этот важный пост – замгоссекретаря Уильям Бернс – уходит в отставку в октябре 2014 года. При этом большинство послов назначаются за заслуги во время избирательной кампании действующего президента, либо за хорошие качества управленца. Лояльность партии, а также наличие связей являются условием назначения и в центральном аппарате. В свете расследования крушения малазийского Боинга особенно много вопросов возникает к разведывательному сообществу США. Необходимо отметить, что состоящая из 16 ведомственных служб американская разведка, в последние годы неоднократно становилось объектом критики. США оказались не готовы к революциям в Северной Африке и на Ближнем Востоке, и не смогли просчитать последствия свержения правительства Виктора Януковича на Украине. Свое недовольство тем, что разведка не смогла предсказать возможность свержения Хосни Мубарака в Египте, выразил Барак Обама.
Подобная ситуация повторилась и на заседании комитета в марте 2014 года, когда ряд сенаторов назвали качество разведывательных данных по ситуации на Украине «запутанными и неполными».
Если в 2012 году основной проблемой разведывательных служб называли недостаточное внимание к социальным сетям, то опубликованные в последнее время материалы по делу о малазийском Боинге говорят об обратной тенденции – избыточном внимании к материалам социальных сетей. На недостаток «традиционной» разведки на местах ссылается бывший сотрудник ЦРУ Боб Баер.
«Я гарантирую, что Путин не обсуждал свои планы в Фейсбуке. Он не писал об этом в Твиттере и не говорил об этом по телефону… Единственный способ узнать заранее о планах, подобных захвату Крыма, это иметь своего человека в военных учреждениях Кремля. У ЦРУ раньше были такие люди»
Боб Баер

Объяснение провалам в 2014 году дал в своем последнем интервью в качестве главы Разведывательного управления министерства обороны Майкл Флинн. По его словам, сегодня события развиваются настолько стремительно, что даже президент иногда вынужден принимать решения, не имея времени разобраться в ситуации.
«Возьмите кризис на Украине. Информация поступает так быстро, что внезапно все начинают спрашивать полисимэйкеров: «Что вы собираетесь предпринять в связи с этим?». Я думаю, что даже президент Обама иногда чувствует необходимость предпринять что-то, предварительно не разобравшись и не спросив: «Постойте, как это произошло?
Майкл Флинн
Не упрощает принятие внешнеполитических решений и ситуация внутри страны. В то время как большинство американцев высказывается против активного вмешательства США в международные дела, многие конгрессмены обвиняют Барака Обаму в бездеятельности, в том числе и в отношении ситуации на Украине. Украинский кризис, безусловно, даст толчок развитию российских исследований в США, привлечет новых специалистов в госучреждения, и переориентирует внимание разведывательных сообществ. Однако это произойдет завтра, а решения, от качества которых зависит развитие глобальной ситуации, необходимо принимать уже сегодня.